Открыть ленту Закрыть ленту
A A
Опрос

Бороться или не бороться с фейками? Опрос

Похоже, уже в Армении сложно сказать, что страница социальной площадки – моя и какую информацию хочу, такую и буду распространять.

Во всяком случае, неделю назад вы могли это делать, но сегодня уже вынуждены думать, поскольку заявление премьер-министра Никола Пашиняна на последнем заседании правительства дает повод для размышления.

А поручение было адресовано не больше, не меньше директору СНБ.

 «Да, в нашей стране свобода слова и информации гарантирована, но если некоторые преступные круги потратят миллионы для манипуляций общественным мнением в социальных сетях, средствах информации, это – проблема национальной безопасности, и я надеюсь, что Ваша служба сможет обеспечить конкретные результаты в этом вопросе, чтобы эти вещи – вплоть до того, что в социальных сетях есть, так сказать, фейки с флагами революции, призывающие к насилию, вплоть до, так сказать, в адрес прежних властей, чтобы показать, что это действительно связано с нашими революционными кругами.

 Такого рода манипуляции должны получить очень жесткий контрудар, и я думаю, что законодательство Республики Армении дает подобную возможность, конечно, никоим образом не ставя под сомнение право на свободу слова и выражения в Республике Армения. Это для нас неоспоримая ценность и красная линия, которую мы не можем перейти»,– обратившись к господину Ванецяну, сказал Никол Пашинян на заседании правительства.

Ответ не заставил себя ждать: директор СНБ уже через несколько дней проинформировал о конкретном результате: пользователь одной из страниц в фейсбуке был приглашен в СНБ, а уже сегодня был арестован человек, координирующий фейк.

Не исключены повторы.

Эта инициатива была принята неоднозначно.

То, что дезинформация иногда слишком опасна, не обсуждается, но должен ли гражданин преследоваться за публикации на социальных платформах, пусть и ложные, это уже нельзя не обсуждать.

По мнению специалистов, вмешательство СНБ в этот процесс не может не нанести ущерб свободе слова, сколько б премьер ни говорил о том, чтобы не переходить красную линию.