Открыть ленту Закрыть ленту
A A

Дискуссия между сотрудниками министерства культуры и бывшей администрацией театра

Общество

О действующем в Ереване Государственном театре хореографии до сих пор не знали даже освещающие сферу культуры журналисты и только страсти, разгоревшиеся вокруг этого театра в последние дни, стали поводом для того, чтобы узнать, что есть подобный театр. «Театр был открыт для заслуженного танцмейстера Максима Мартиросяна, который, приблизительно за десять лет смог поставить несколько представлений, не удалось создать условия для деятельности театральной труппы и он ушел из театра в 2006 году, однако до января 2018 года он считался художественным руководителем театра, и несмотря на то, что он не работал, но по указу двух предыдущих министров, получал из театра зарплату. И я, уважая заслуги Максима Мартиросяна, попыталась понять это явление»,- говорит уже бывший директор театра Гаянэ Карапетян, которая руководила театром с 2010 года. В тот момент, когда съёмочная группа «А1+» находилась в офисе театра и беседовала с сотрудниками театральной труппы, вошли замминистра культуры Вагэ Будумян, сотрудники финансового отдела министерства и новоназначенная врио директора Лилит Паланджян. Гаянэ Карапетян заверяла, что до сих пор не получила приказа об увольнении, что министерство было обязано надлежащим образом уведомить и сообщить, что они назначили нового временно исполняющего обязанности директора театра. Между тем сотрудники министерства культуры и в частности замминистра Вагэ Будумян утверждали, что 28-го декабря истек срок договора Гаянэ Карапетян, и она в этот день была уведомлена официально по внутренней компьютерной системе, который более не имеет юридической силы. По словам Лилит Паланджян, Министерство культуры, назначив нового врио директора хочет понять, может ли этот театр действовать не в качестве театра мюзикла и детских представлений, как он действовал в последние годы, а в качестве театра хореографического искусства. Именно с этой целью театр был открыт в 1997 году на территории Хореографического училища и на базе училища и должен был действовать в качестве промежуточной площадки между Хореографическим училищем и Театром оперы и балета, чтобы студенты прежде чем выйти на сцену могли приобрести некоторый опыт и что, фактически, носило формальный характер. Актеры театра также обеспокоены своим статусом и тем, что они могут стать безработными.